Радикальная простатэктомия с расширенной тазовой лимфаденэктомией как эффективный метод терапии больных раком предстательной железы с высоким риском прогрессирования

Автор / Мед учреждения

А.А.Крашенинников / Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А.Герцена, Москва, Российская Федерация

А.С.Калпинский / Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А.Герцена, Москва, Российская Федерация / Российский университет дружбы народов, Москва, Российская Федерация

М.П.Головащенко / Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А.Герцена, Москва, Российская Федерация

Н.В.Воробьёв / Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А.Герцена, Москва, Российская Федерация

Л.В.Москвина / Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова, Москва, Российская Федерация

Ю.Ю.Андреева / Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования Минздрава России, Москва, Российская Федерация

А.Д.Каприн / Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А.Герцена, Москва, Российская Федерация / Российский университет дружбы народов, Москва, Российская Федерация
Основным методом терапии больных раком предстательной железы (РПЖ) высокого риска прогрессирования является комбинированное гормоно-лучевое лечение, позволяющее получить удовлетворительные онкологические результаты. Целесообразность и возможность проведения хирургического лечения у данного контингента больных долгое время подвергались сомнению. Тем не менее, последние исследования, проведенные в данном направлении, продемонстрировали, что проведение хирургического лечения у больных РПЖ высокого риска может быть ассоциировано с удовлетворительными функциональными и отдаленными результатами. Обязательным условием при проведении данного вида терапии в этой подгруппе пациентов явилось выполнение расширенной тазовой лимфаденэктомии.
Цель. Изучить результаты хирургического лечения больных РПЖ с высоким риском прогрессирования. Пациенты и методы. Из базы данных, включившей 1220 больных РПЖ, которым была выполнена РПЭ и тазовая лимфаденэктомия (ТЛАЭ), в анализ включили 442 (36,2%) больных группы высокого (клиническая стадия T3a, или уровень ПСА > 20 нг/мл, или дифференцировка опухоли по шкале Глисона 8–10 баллов) и 57 (11,4%) больных очень высокого риска (клиническая стадия T3b и дифференцировка опухоли по шкале Глисона ≥ 7 баллов) прогрессирования РПЖ. Средний возраст больных составил 62,5 ± 6,4 года (63–75 лет), средний уровень ПСА 22,8 ± 17,5 нг/мл (2,4–97 нг/мл), средний процент позитивных биоптатов 65,1 ± 30,3% (8,3–100%). Локализованный РПЖ стадия Т1–Т2 выявлен у 242 (48,5%) больных, Т3а – у 198 (39,7%), Т3b – у 59 (11,8%) больных. Дифференцировка опухоли 5–6 баллов по шкале Глисона верифицирована у 199 (39,9%), 7 баллов – у 206 (41,3%), 8–10 баллов – у 79 (15,8%) пациентов. В зависимости от объема выполненной ТЛАЭ больные распределены на 2 группы. Стандартная ТЛАЭ (СТЛАЭ) выполнена 189 (37,9%) пациентам, расширенная ТЛАЭ (РТЛАЭ) – 310 (62,1%).
Результаты. Средняя продолжительность операции в группах была сопоставима, в подгруппе СТЛАЭ составила 183,3 ± 31,6 мин, в подгруппе РТЛАЭ – 182,3 ± 44,9 мин (p = 0,12). Средний объем общей кровопотери при выполнении РПЭ и СТЛАЭ составил 1406,2 ± 787 мл, при выполнении РПЭ и РТЛАЭ – 778,8 ± 579,3 мл (p < 0,001). Кровопотеря в процессе лимфодиссекции в группах СТЛАЭ и РТЛАЭ составила 213,9 ± 174,5 и 113,9 ± 106,4 мл соответственно (p < 0,001). Позитивный хирургический край (ПХК) верифицирован у 89 (17,8%) больных. Частота развития осложнений была сопоставима в обеих группах больных, за исключением большей вероятности формирования клинически значимых лимфокист и большей продолжительности лимфореи в подгруппе больных, перенесших РПЭ и РТЛАЭ. Среднее количество удаленных ЛУ в группе РПЭ и РТЛАЭ составило 26 ± 9 (12–64), в группе СТЛАЭ – 12 ± 5 (2–32) ЛУ (p < 0,0001). Метастазы в ЛУ при выполнении РТЛАЭ обнаружены у 119 (38,4%) больных, в группе СТЛАЭ – у 45 (23,8%) (p = 0,0005). Медиана периода наблюдения составила 31,5 мес (3–125 мес). За этот период в общей группе больных биохимический рецидив (БР) выявлен у 173 (45,3%) пациентов, умерли 16 (3,8%) больных, из них от прогрессирования основного заболевания умерли 10 (2%) пациентов. 5-летняя безрецидивная выживаемость (БРВ) в общей группе больных высокого риска, которым выполнено хирургическое лечение, по нашим данным составила 30,7%; 9-летняя БРВ – 16,9%. Пятилетняя общая выживаемость у больных РПЖ высокого риска, перенесших хирургическое лечение, по нашим данным составила 89,1%, 5-летняя опухолево-специфическая выживаемость – 94,4%. Таким образом, 5-летняя БРВ составила 32,4 ± 5,6% в подгруппе больных после РПЭ и СТЛАЭ и 44,5 ± 7,4% в подгруппе больных после
РПЭ и РТЛАЭ (p = 0,03).
Заключение. Хирургическое лечение является эффективным методом терапии у больных РПЖ высокого риска. РТЛАЭ у данного контингента больных приводит к повышению диагностической точности лимфодиссекции при оценке состояния тазовых ЛУ и может во многом способствовать улучшению показателей выживаемости больных. Выполнение РТЛАЭ не ассоциировано с достоверным увеличением риска развития интра- или послеоперационных осложнений за исключением большей продолжительности лимфореи и частоты выявления клинически значимых лимфокист.
Ключевые слова: безрецидивная выживаемость, метастазы в лимфатических узлах, радикальная простатэктомия, рак предстательной железы высокого риска прогрессирования, расширенная тазовая лимфаденэктомия
Стоимость статьи: 100 ք
Получить доступ
Пароль:

Яндекс.Метрика