Особенности диагностики и лечения синдрома нервной анорексии у детей и подростков в условиях педиатрического стационара

Автор / Мед учреждения

А.И.Зубович / Федеральный исследовательский центр питания, биотехнологии и безопасности пищи, Москва, Российская Федерация

О.Н.Кузьмичева / Научный центр психического здоровья РАМН, Москва, Российская Федерация

Т.В.Строкова / Федеральный исследовательский центр питания, биотехнологии и безопасности пищи, Москва, Российская Федерация / Научный центр здоровья детей РАМН, Москва, Российская Федерация / Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И.Пирогова, Москва, Российская Федерация

Е.В.Павловская / Федеральный исследовательский центр питания, биотехнологии и безопасности пищи, Москва, Российская Федерация

Б.С.Каганов / Федерация педиатров стран СНГ / Национальная Ассоциация диетологов и нутрициологов / Медицинская клиника «Питание и здоровье», Москва, Российская Федерация

Цель.Оценка значимости и динамики показателей нутритивного статуса у пациентов с нервной анорексией до и в процессе проводимой терапии.

Пациенты и методы. Обследовано 26 детей и подростков с нервной анорексией в возрасте 6–17 (14,9 ± 0,27) лет, девочек – 22 (84,6%). Средний показатель Z-score ИМТ составлял –2,1 ± 0,4 (от –5,11 до 0,99). У 10 обследованных пациентов (38,4%) ИМТ соответствовал значениям Z-score <3,0. Оценка пищевого статуса включала исследование антропометрических параметров, оценку состава тела и метаболограммы. Лабораторные исследования включали определение АЛТ, АСТ, билирубина, амилазы, креатинина, мочевины, протеинограммы, липидограммы, электролитов и других показателей.

Результаты. У 9 детей были снижены тургор и эластичность кожи. У одного ребенка была выявлена гепатомегалия, у другого – хроническая сердечная недостаточность. У 9 девочек отмечалась аменорея. В биохимических анализах крови у 5 детей было отмечено повышение уровня АЛТ (в среднем до 48,4 ± 2,3 Ед/л), у двух детей – повышение АСТ (до 55,3 и 78,9 Ед/л). Среднее содержание жировой ткани составило 5,3 ± 0,9 кг при средних нормальных показателях для этой группы детей от 9,3 ± 0,4 до 16,7 ± 0,8 кг. Снижение содержания жировой ткани было выявлено у 16 детей (61,5%) в среднем на 46,5 ± 8,0%. У 20 детей (76,9%) было выявлено снижение мышечной массы, в среднем на 13,2 ± 2,3% (3,9–29,7%). У 10 детей (38,4%) количество общей жидкости в организме было снижено на 10,5 ± 2,2% (2,9–25%). У 18 (82%) детей были снижены энерготраты покоя, в среднем на 38,7 ± 7,0%. Скорость окисления жиров составила в среднем 55,1 ± 14,9 г/сут, у 55% детей она была снижена, у 25% – повышена. Скорость окисления углеводов была повышена у 15% пациентов, снижена у 60%; средние значения составили 82,3 ± 32,3 г/сут. Скорость окисления белка составила в среднем 39,9 ± 4,4 г/сут, повышение скорости окисления белка отмечалось у 13,6% детей, снижение – у 59%. На фоне лечения положительная динамика в виде увеличения массы тела в среднем на 3,6 ± 1,4% от исходной зафиксирована у 7 пациентов с акцентированной мотивацией к выздоровлению и полной комплаентностью проводимого лечения.

Заключение. Среди детей и подростков с синдромом нервной анорексии преобладают девочки-подростки. У большинства детей отмечается уменьшение жировой массы тела. Показатели основного обмена у большинства пациентов характеризуются снижением суточных энерготрат покоя, скорости окисления жиров, углеводов и белка. Снижение скорости окисления белка свидетельствует об уменьшении мышечной массы и является неблагоприятным прогностическим фактором течения заболевания.

Ключевые слова: диетотерапия, лечение, нервная анорексия, основной обмен, подростки.

DOI:10.20953/2224-5448-2014-1-14-19


Стоимость статьи: 100 ք
Получить доступ
Пароль:

Яндекс.Метрика